Снег

Сверху поступил приказ. Бойцов не информировали о задании, а после десантирования велели действовать по обстановке.
 

Миллионы ледяных элементов, таких как я, покинули Облако. Теперь мы летели к земле в темноте и безмолвии. Когда и как мы сможем вернуться зависело уже не от нас...
 

«Предполагаемая высота около двух тысяч метров, - размышлял я, - Это значит, что у нас около двух часов до контакта с поверхностью…»

Ночь была морозной, от чего на каждом из шести углов моего тела появилась плоскость будущего крыла. Полёт сначала стал менее стабильным, но по мере роста лопастей превратился в планирование и это позволило сделать моё падение более-менее управляемым и медленным. Теперь я был заключён не в тонкий ледяной скафандр, а пилотировал целый летательный аппарат типа «Серафим» с шестью распростёртыми в пространство крыльями. И вот я увидел под собой землю.
 

Я увидел бескрайние просторы, покрытые миллиардами «Серафимов». Они были разбиты, сплющены, верхние покрывали своими обломками нижних, и только серебристый блеск выдавал присутствие в этих кристаллических дисках моих собратьев по оружию. Стало страшно.
 

Я достал Устав, который, по мнению командования, содержал всю необходимую информацию.
 

«И взывали они друг к другу и говорили: Свят, Свят, Свят Господь Саваоф! Вся земля полна славы Его!»1 - прочёл я. Наверное, это какая-то шифровка…
 

Я готов был поклясться, что когда мы штудировали Устав, тут было написано: «Снежинка — это монокристалл льда, вариация на тему гексагонального кристалла, но выросшего быстро, в неравновесных условиях.». Я стал лихорадочно переворачивать страницы, пытаясь найти руководство к действию. Поверхность земли всё приближалась, в иллюминаторы я видел, как в темноте кружатся и падают мои соратники.
 

Я остался один на один со своим удивлением и страхом. Открыл руководство наугад.
 

«Род проходит и род приходит, а земля пребывает во веки. Восходит солнце, и заходит солнце, и спешит к месту своему, где оно восходит... Все реки текут в море, но море не переполняется: к тому месту, откуда реки текут, они возвращаются, чтобы опять течь... Что было, то и будет, и что делалось, то и будет делаться, и нет ничего нового под солнцем... Нет памяти о прежнем; да и о том, что будет, не останется памяти у тех, которые будут после».
 

Я почувствовал удар и понял, что мой полёт закончился.
 

***
 

Я лежал на снегу, раскинув руки, и смотрел в небо. Снежинки падали мне на лицо и медленно плавились, обжигая. Я подвигал руками вверх-вниз. Затем ногами в стороны.  Я встал, а ангел остался лежать на снегу, а рядом с ним – моя варежка.
 

Зимний вечер тёмен, как ночь. Мама дома ждёт. Вон там, наверху, свет в наших окнах. Пора идти домой, надо делать уроки. Завтра контрольная по атмосферным осадкам…

1 Исаия 6:3

2 Книга Экклесиаста 1:4, 1:5,1:7

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded