Category:

Антон и Сашка

Антон жил в обычной многоэтажке, в подъезде, на окне самого верхнего этажа. Отсюда открывался хороший вид, мимо проходили лишь жильцы верхнего этажа и Антона никто не беспокоил. Он старательно развешивал свои сети, следил за их состоянием, своевременно латал. Одна беда – мухи залетали нечасто.  Но Антон не жаловался на жизнь. Каждый раз, сладострастно хватая трепещущую муху, Антон думал, что жизнь, в общем-то, прекрасна. Чего ещё хотеть? Крыша над головой есть, еда есть, вокруг – тишина и покой.

Анфиса, живущая в противоположном углу, смотрела на него с интересом. Антон знал причину этого интереса: часики тикают, пора подумать о потомстве. Анфиса, конечно, дама видная, знойная, но Антон не был готов отдать жизнь за свидание с ней, поэтому от мыслей о потомстве воздерживался, а на её призывы притворялся глухонемым.

«Ничего страшного! Всё прекрасно и без этого! Жизнь-то удалась!» - и Антон, вдыхая полной грудью сладкий прокуренный воздух лестничной клетки, провожал взглядом заходящее солнце.
 

Летом у Антона появился друг Сашка. Сашка окончил второй класс, носил веснушки и очки, а ещё он каждый день приносил Антону живых мух.
 

Надо ли говорить, как важна была для Антона эта дружба! Ведь в дружбе что важно? Доверие! А с этим у Антона были проблемы. Во-первых, он сам никому не доверял. Даже другим паукам. Никогда не знаешь, чего от них ожидать! Во-вторых, никто не доверял Антону. Потому что его логика была сложна и непостижима, а движения быстры и непредсказуемы. Вот так замыкался этот паучий круг недоверия, который разорвал мальчик из подъезда. Антон открылся для общения и внимательно слушал рассказы о проделках одноклассников, произволе учителей и чёрствости родителей. Он даже познал, что такое благодарность и сочувствие.
 

Итак, Антон стал вполне обеспеченным пауком. Он заметно поправился, двигался уже не так быстро и размышлял уже почему-то не так оптимистично. Его перестали радовать лучи заходящего солнца, трепет мух в его лапках стал привычен. Антон всё чаще грустил, стал раздражительным. Он поймал себя на том, что время от времени поглядывает в сторону Анфисы. А это уже звоночек!
 

«Ну, а что такого? - размышлял Антон, - Я всё в жизни попробовал, всё у меня есть. Скучно! Может быть, стоит попробовать что-то новое? А вдруг повезёт? Может, всё не так уж неизбежно страшно?»
 

Когда мальчик подбросил в его паутину очередную муху, Антон икнул и почувствовал, что больше не может! Он зажмурился и попытался преодолеть рвотный рефлекс и вдруг почувствовал, что кожа на спине лопнула.
«Ну вот, дожил! – подумал Антон, - Я сам из себя вырос! И что теперь?!»
 

Он провёл бессонную мучительную ночь. Вылезать из своей кожи было страшно, а оставаться внутри не позволяли приступы клаустрофобии. Антон страдал и проклинал всё на свете. Преодолевая страх, он медленно избавлялся от своей старой оболочки.
 

К утру он, наконец, покинул старую кожу и остался один на один с новой жизнью, усталый и уязвимый.
 

Было немного зябко. Антон попытался забиться в самый укромный угол своей паутины. Оказалось, что он значительно увеличился в размерах. И ещё что-то было на спине. Это немного мешало, и Антон никак не мог понять, что это: кусок старой кожи или что-то другое? Он стал всматриваться в своё призрачное отражение в оконном стекле. И не поверил глазам! Это были крылья! Маленькие, помятые, неокрепшие крылья!
 

«Похоже, я сошёл с ума! - подумал Антон, - Или мне мерещится после бессонной ночи!» - и он залез в самый тёмный угол под потолком, цепляясь крыльями за паутину, и уснул.
 

Проснувшись, Антон чувствовал себя намного лучше. Он прислушался к ощущениям: ничего не болело, и ничего не мешало, однако на спине по-прежнему что-то было. Антон осторожно выбрался из своего убежища и ещё раз взглянул на своё отражение. Так и есть: крылья! Они уже выпрямились, разгладились и стали казаться гораздо больше.

 «Не надо было есть так много мух! – подумал он, - Я в последнее время злоупотреблял! А что скажет Сашка, когда увидит меня таким? Ведь это он подкидывал мне мух! Правда, без крыльев…»
 

Антон стал размышлять, что же сыграло с ним такую злую шутку? Предсмертное желание мух вернуть крылья и вырваться из этого ужаса? Может быть, у них вырабатывалось какое-то вещество, которое начинало действовать уже в организме Антона? Как бы там ни было, он вынужден был смириться с тем, что есть. Крылья у него действительно появились, и с этим предстояло как-то жить.
 

Антон решил осторожно пошевелить крыльями, это получилось без труда. Он почувствовал, как его тело теряет вес, поднимаясь в воздух. Он пробовал снова и снова, так и не решаясь взлететь, и чувствовал, как к нему потихоньку возвращается прежняя уверенность. С каждой попыткой воспользоваться крыльями по назначению таяли его страхи, ему уже было всё равно, что подумает о нём Анфиса и что скажут пауки из подвала.
 

«Эх, была-не была!» - воскликнул Антон и взлетел.
 

Антон летел быстро, времени на обдумывание манёвров не было, поэтому он не справился и ударился об оконное стекло. Упав на подоконник, он тут же вскочил, потёр ушибленное место и снова взлетел. На этот раз он удачно пролетел несколько кругов. Немного запыхавшись, Антон вернулся в свой угол. Сердце билось взволнованно и радостно. Анфиса смотрела на него с изумлением.
 

Немного передохнув, он снова взлетел и на бреющем полёте ущипнул её за объёмный мягкий зад. Анфиса дёрнулась в сторону и что-то прошипела ему вслед. А Антон всё кружил и кружил в воздухе, не чувствуя усталости.
 

И тут он увидел, что кто-то летит рядом с ним. Это была большая чёрная муха. Её бока отливали сталью, её карие глаза задорно блестели, её полёт был исполнен такого мастерства и силы, что Антон невольно залюбовался ею. Какое-то время они вместе кружили вокруг лампочки, а потом…
 

А потом она оказалась в паутине Анфисы. И тут Антон осознал, что сейчас произойдёт. Казалось бы – это просто ужин! Сколько их, этих ужинов, было у Антона – не счесть! Сейчас Анфиса просто поужинает этой жирной чёрной мухой!
 

Антон в ужасе бросился за ней, бессильно бьющейся в густой паутине. Он пытался её распутать, но не тут-то было: Анфиса была мастером своего дела и её сети не так-то легко было разорвать! Через секунду Анфиса была уже рядом.
 

- Н-е-е-ет!!! – закричал Антон человеческим голосом и…

 

Сашка проснулся в слезах, сердце бешено стучало. Он скинул с себя одеяло и сел на кровати, пытаясь прийти в себя после страшного сна. Всунув ноги в тапки, он тихонько выскользнул на лестничную клетку.
 

Антон спокойно сидел на своей паутине. Рядом висела его старая пустая кожа.
- Знаешь, Антон, - сказал Сашка, - я больше не буду приносить тебе мух. Лови сам, ладно?
Он немного постоял, но ответа не дождался. Антон казался спящим в своём укрытии, откуда торчали лишь его передние лапки. Сашка пошёл домой.
 

- Ладно, - тихо ответил Антон, когда Сашка ушёл, – и с жужжанием вылетел в приоткрытое окно.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded