Category:

Холсты

Он брал в руки кисть, когда закат уже едва тлел. Пожилой день смотрел на художника сквозь оконное стекло бельмами глаз и едва ли видел: тот не зажигал света. Он смешивал краски наугад, прямо на холсте, ловил сумрачные образы и ускользающие тени. Испачканные красками пальцы осеняли прямоугольник сложным знамением, а кисть окуналась в краску, словно в миро, священное масло. Таинство вершилось до темноты.

Наутро он прятал в чулан очередной холст, с едва читаемым рисунком. Чёрное, серое, сиреневое. Жёлтое и розовое скромно, скупо, как звёздный свет. В утренней кухне пил кофе и уходил на работу.

Пока его не было дома, дома тоже не было. Было немного чёрного и серого, чуть-чуть синего и сиреневого. Жёлтого и розового капельку, просто чтобы не забыть. И свет некому было зажечь, да и негде – нет человека, нет и дома.

Вечером снова открывалась дверь, человек возвращался в дом, дом возвращался в явь. И снова холст, незрячий пейзаж за окном, прищур глаз и таинство рук. Всё темнее прямоугольник холста, всё светлее за окном. 

И однажды человек остался дома навсегда. Пиджак на спинке стула остался с полусогнутыми руками. Осталось чёрное и серое, синее и сиреневое. Осталось даже розовое и жёлтое, щедро, как на востоке утром. Даже свет зажигать не надо.

Тёмные прямоугольники холстов повесили на стены. Пиджак отправили в шкаф до поры, а пришла пора – и на его груди сложили руки с испачканными краской пальцами.

Когда погасили свет, пожилой день отпрянул от окон, ослеплённый. Свет с холстов наполнил дом. Вот они – прекрасные закаты и звёздные ночи, городские огни в дожде, дома в снегу. Всё словно вчера: чёрное и серое, синее и сиреневое. И жёлтое с розовым, и даже белое. Прекрасные, как руки, испачканные красками.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded