sveta_nester (sveta_nester) wrote,
sveta_nester
sveta_nester

Единственный

Когда Пётр и Геннадий вышли на балкон покурить, уже смеркалось. Стрижи проносились мимо с пронзительным и печальным свистом, нижний край солнца плавился на крышах домов, как кусок масла на сковороде. Сладкий сигаретный дым отправлялся в небо, а невесомый пепел в литровую банку, на боку которой красовалась наполовину оторванная этикетка с надписью «Огур маринов».

В любой другой день Пётр и Геннадий спокойно курили на кухне Петра, не отрываясь от телевизора и закуски, но сегодня они встретились не просто так. Петр отмечал день рождения, в доме были гости. Потому-то и курить пошли на балкон, вроде как для пущей торжественности. К тому же, с балкона не так слышно было, как гости звенят посудой и рассказывают каждый о своём.

- Ну что, Петруха, может, махнём куда-нибудь на выходных? – спросил Геннадий, выдыхая кудрявый дым.
- Куда? На дачу или просто с удочками посидеть? – Пётр пытался бросить и поэтому просто завидовал, стоя рядом.
- А мне всё равно! Что в городе-то париться? Съездим, развеемся, - Геннадий стряхнул пепел в банку.

Геннадий был хирург. Понятное дело, что работа у него была трудная и очень напряжённая. Поэтому он знал толк в отдыхе, который приносил покой и умиротворение.

- Ну, давай на речку. Жену с собой возьмёшь, наверное? – Пётр кивнул куда-то в сторону кухни.
- Ну, если она захочет с нами – возьму, конечно, - сказал Геннадий, - Но она, скорее всего не захочет. Что ей там делать?

Пётр был одинок. Ну, как одинок? У него были друзья, любимая работа и кот. Этого ему вполне хватало. Но большинство людей почему-то считают неженатых людей одинокими, поэтому и Пётр был автоматически занесён в эту категорию граждан.

- Пойдём, посидим ещё немного, - и Пётр решительно отодвинул занавеску, преграждавшую им путь с балкона в комнату.

В комнате пахло селёдкой под шубой, духами и уютом. Небольшая компания гостей поддерживала разговор, перекрикивая телевизор, включенный для фона. Пётр перехватил взгляд Геннадия, холодно созерцающего мелькающие на экране едва прикрытые женские тела.

- Зелёный, давай выпьем! – поднял он свою рюмку. Электрический свет неожиданно ярко преломился в хрустале, наполненном жгучей жидкостью и больно резанул по глазам. Комната поплыла куда-то, голоса зазвучали издалека и скоро вовсе стихли. Свет померк.
* * *
В наступившей тишине Пётр слышал лишь своё дыхание, в такт которому где-то разбивались о камень тяжёлые капли. Казалось, будто кто-то шлёпает босиком по каменному полу.
«Ч-чёрт! – подумал Пётр, - Опять я перекинулся! Вроде недавно только было… Что-то часто в последнее время!»
Он пошевелился. Всё вроде на месте: руки, ноги, рога, хвост.
«Ну и слава Богу! – Пётр осторожно поднялся, - Надо пойти, посмотреть, куда меня занесло!»

Пётр пошёл на звук капающей воды. Стало немного светлее, и можно было с уверенностью сказать, что он находится в каком-то подвале, потому что стены были аккуратно выложены из камней. И вот впереди стал виден выход. Пётр стал шагать осторожно, стараясь не спугнуть летучих ежей, в изобилии гнездившихся под потолком.

Снаружи ничего особенного: хмурое небо, мелкий дождик, сочная трава, комары и безлюдно. Осмотрел себя. Что-то похожее уже было: большой, темнокожий, в меру раздетый, хвост бычий, рога – козлиные. Ах, да, ещё клыки.

«Мне бы ещё крылья и жабры! - усмехнулся про себя Пётр, - Как же мне нравятся эти реальности в стиле фэнтези!»

Сотни запахов ворвались в его ноздри. Пётр сразу понял, что где-то неподалёку пасутся овцы, на востоке горят костры, на севере море и его берег покрыт выброшенными штормом водорослями, вереск цветёт, виноградники на западе плодоносят, а живущая неподалёку рыбачка кормит сына грудью. А что там со зрением? Пётр обвёл взглядом окрестности. Так себе. Даже человеком он видел лучше.

Пётр закрыл глаза и прислушался. Сначала ему показалось, что он поймал несколько радиостанций сразу и в эфире бушует хаос, но через несколько секунд он уже смог переключаться и звуковая картина этого мира приобрела ясное звучание. Для Петра это явление не было новостью. Каждый раз, перекидываясь, он начинал слышать, а иногда и видеть то, о чём в своей обычной жизни даже не догадывался.

Вдруг в этом слаженном оркестре Пётр услышал голос ликования и вскоре из высокой травы выбежал Ящер. Он радостно крутил хвостом и поскуливал от восторга. Когда тяжёлая ладонь хозяина опустилась на его чешуйчатую холку, Ящер прижался своей драконьей головой к коленям Петра и закрыл глаза.

Вскоре они оба были уже на берегу моря. Ящер носился по мокрому песку взад-вперёд, оставляя за собой глубокие следы, которые прибой моментально слизывал. Пётр же сидел и слушал пространство. Косяки Больших Рыб шли на восток за тёплым течением и кормом. За косяками Больших Рыб шла группа хищных Чудовищно Больших Рыб. И те, и другие были удивительно красивы и совсем не похожи на рыб. Море дышало ровно, баюкая их в своём чреве. Но неблагодарные Рыбы поднимались к поверхности и мечтательно разглядывали лунный диск, такой таинственный и манящий. Море вздыхало с укором и нервной волной гладило рыбий хребет, мол, куда вы, неразумные, смотрите? И те уходили в глубину, чтобы дать мечте окрепнуть и набраться сил.

Вечерний свет подлил в море красного вина, а на небе зажглись первые звёзды и Пётр вернулся в своё прибежище. Он уснул, обнимая за шею своего верного Ящера, чувствуя, что вернулся домой.
* * *
…Кто-то тряс его за плечо. Сознание возвращалось медленно, словно нехотя.
- Эй, Ящер, полегче! – пробормотал Пётр.
- Сам ты ящер! – ответил Геннадий, - Просыпайся! Русалки ждать не будут! Собирайся, давай!

Пётр сел на краю кровати, взъерошил волосы, потёр ладонями щёки и попытался собрать мысли в кучу. Трудно возвращаться в привычную колею после того, как перекинулся. Пётр обвёл взглядом комнату, вспомнил Ящера. Рука сама нащупала рядом тёплого сонного Кота и почесала его за ухом. Пётр вздохнул и резко встал с кровати. Да, если бы Геннадий не пришёл со своим ключом, он бы обязательно проспал!

Наскоро умывшись и собравшись, Пётр вышел за дверь, махнув на прощанье Коту рукой.
* * *
Осень в этом году выдалась на редкость тёплой и солнечной. Пётр сидел на карнизе и чистил перья. Он вполне прилично пообедал в парке неподалёку. Мамы и бабушки, гуляющие с детьми, обычно щедры и доброжелательны. Этого, конечно, не скажешь о детях! Им только дай повизжать да погонять птиц, но они недостаточно сильные и ловкие, а потому – безопасны.

Отсюда, сверху, Пётру было видно всё: как снуют люди, как скользят по дорогам машины, как сдержанно, по-королевски, машут ладонями золотые клёны. Клёнам сегодня повезло – ветра почти нет, и их роскошный наряд не будет сорван раньше времени. Ветер не очень-то нравится деревьям. Петру частенько приходилось слышать, как они стонут, ропщут, ругаются и воют на непогоду. То ли дело зимой! Зимой сознание деревьев уходит под землю, где тихо и тепло.

Пётр повернулся к окну, на карнизе которого сидел. С той стороны стекла на него смотрел его Кот. Кот казался равнодушным, но Пётр подозревал, что не было бы стекла, дело приняло бы криминальный оборот.

- Знаешь ли ты, Кот, что это я? – шутливо чирикнул Пётр, не рассчитывая на ответ. Кот смотрел на него, не моргая.
- Если ты здесь, то кто сейчас на кухне? - спокойно поинтересовался Кот, - Пойду, посмотрю…

Кот тяжело спрыгнул с подоконника и ушёл. Пётр тоже хотел было заглянуть на кухню, но передумал. С одной стороны, было бы любопытно посмотреть на себя со стороны, а с другой стороны – страшно. «Успею ещё!» - подумал Пётр.

Кот вернулся.
- Так и есть! Ты на кухне. И тут тоже ты. И, кстати, вот там – тоже ты! – Кот указал взглядом на мусорный бак во дворе, - Я всегда удивлялся, как тебе это удаётся – жить вот так, в разных местах одновременно!..

Пётр повернулся и увидел бездомного возле помойки. Он расталкивал мусор с помощью лыжной палки. Рядом с ним была большая лохматая собака, к ошейнику которой была привязана верёвка.

- Не может быть! – воскликнул Пётр, - В бездомного я ещё не перекидывался! Это не моя жизнь!
- Как знать! – философски заметил Кот, - Если воробей – ты, соседский Димка – ты, и даже Ирина Андреевна с седьмого этажа – тоже ты, то почему бездомный – нет?

Пётр вспорхнул с карниза и пробежался перед носом у дворняги. Та завиляла хвостом и присела на передние лапы, словно в поклоне. Настроение у неё было игривое, и Пётр на всякий случай скрылся под ближайшей машиной. Дворняга натянула поводок и хозяин пробормотал:
- Дизель, не тяни! Скоро пойдём, подожди немного!

Дизель! Подумать только! Пётр хотел назвать Дизелем своего кота, который включал мотор в ответ на ласку, но называл он его просто Котом. А тут пёс Дизель! Дизель, который тянет!
* * *
Пётр засмеялся и спрыгнул с подоконника!
«Ядриттвою! – подумал Пётр в ту же секунду, - Я Кот?! Я – мой Кот?!»
Он обвёл взглядом знакомую обстановку с незнакомого ракурса. Всё на своих местах: шкаф, диван со следами его когтей, журнальный столик. За шкафом притаился Бенедикт со своим ящером, зашёл поздороваться с Той Стороны. Всё как обычно.

И тут подошёл Пётр и поднял его на руки…

…Пётр посадил Петра на колени и почесал его за ухом. Пётр замурлыкал.
…Тут зазвонил телефон. Вечером Пётр не сможет прийти в гости.
…Он вчера оперировал Петра. Сегодня Пётр умер.
…Пётр плакал на похоронах. Над ним шумел листвой Пётр.
…Пётр раскачивался на тоненькой ветке, а снизу на него с восторгом смотрел Пётр.
…Пётр вынимал крючок из губы Петра, а тот бил хвостом и не верил, что это наяву.

И откуда-то сверху на всё это смотрел Пётр, который всё это придумал, единственный обитатель Вселенной.

Так вот, когда Пётр и Геннадий вышли на балкон покурить, уже смеркалось. Стрижи проносились мимо с пронзительным и печальным свистом, нижний край солнца плавился на крышах домов, как кусок масла на сковороде.
Tags: Рассказики
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Про Гошу. Новый опыт

    Как вы относитесь к своему голосу в записи? Я – негативно! Это у меня с детства. Петь мне всегда нравилось, а вот слушать собственное пение – нет. Я,…

  • Как хорошо уметь читать!

    Софии шесть лет. Знает все буквы, умеет соединять их в слоги. Сейчас мы с ней обе в отпуске, сидим дома. Близость декрета почему-то не сводит к нулю…

  • Фикус и Зеркало: возвращение

    В доме, где жил кот Шопен-Гауэр, Босая Собака и другие наши герои было Зеркало. Однажды Зеркало осознало тщетность бытия и удалилось в Нирвану. Уходя…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment