sveta_nester (sveta_nester) wrote,
sveta_nester
sveta_nester

Про собаку, матрас и вейп

"Я тогда неожиданно заболел. Температура под сорок, сопли, чих, больное горло... Хотелось упасть и сдохнуть, чтобы не мучиться. Сандер, начальник, посмотрел в мои красные, слезящиеся глаза и сказал:

- Ну и какая с тебя тут польза? Садись на паром и ехай к родным эстонским берегам! И без сопливых скользко…

Петруха, напарник мой, спросил:

- Помочь тебе вещи собрать, Саня?

- Не, - говорю, - поеду налегке… Шапку надену только, и домой – помирать…

Ночь была ужасной. Меня колбасило и колотило. Петруха, уходя на смену, попрощался со мной, словно навсегда. Но за пару часов до парома мне стало как-то легче. Ну, я и решил, что заберу с собой в Таллинн свой матрас.


Дома у меня диван жёсткий, с выемкой посередине, со злыми пружинами внутри. Новый диван не покупаю, потому что скоро переезжать, диван с собой не потащу, а в новую квартиру куплю новый диван. А матрас у меня хороший, ортопедический, с памятью. Практически с искусственным интеллектом: запоминает, где у меня какие выпуклости и старается на них не давить. А впуклости наоборот – поддерживает. И я твёрдо решил помереть не на просиженном диване, а на своём ортопедическом матрасе. Пусть его «пена с памятью» запомнят меня молодым и красивым.

Тут я должен сделать лирическое отступление о финских помойках. Да, согласен, в помойках самих по себе нет ни лирики, ни романтики. Но там попадаются вещи, выброшенные по совершенно непонятным причинам. Например, мой чемодан.

Я не знаю, что не понравилось его прежнему владельцу. Замки закрываются, колёсики крутятся, ручка удобная. Сам чистый, вместительный, не к чему придраться. Я и не придирался, забрал себе. Прямо с помойки. Притащил в рабочую общагу, помыл для порядка, всё проверил – отличный чемодан!

Так вот. Петруха, вернувшись со смены, застал меня за запихиванием матраса в чемодан.

- Тебе, сука, полегчало? – то ли спросил, то ли констатировал он.
Я ответил уклончиво, что, мол, хреново мне по прежнему, но не бросать же добро! Ссориться с напарником не хотелось, потому что затолкать матрас в чемодан в одиночку у меня не получалось.

Через пару минут мы уже вдвоём прыгали на свёрнутом матрасе, придавая ему нужную форму и объём. Вскоре чемодан был закрыт, вся мощь матраса, стремившегося развернуться, была взята под контроль молнией на крышке.

- Ты только дома осторожно его открывай, - сказал Петруха, вытирая со лба пот, - иначе тебя убъёт!

Я сунул в маленькое отделение чемодана кое-какую мелочь, недавно купленный вейп и отправился в порт.

Дорога к родным берегам пролетела незаметно: я дремал от температуры. По прибытии я привычно шёл по коридорам терминала, таща за собой свой бесценный груз…

И тут таможенный лабрадор посмотрел на меня влюблёнными глазами и сел у моего чемодана!

И опять лирическое отступление об эстонских таможенниках. В силу своей работы я повидал их немало. Это вежливые и спокойные люди, от которых неизвестно чего можно ждать! Совершенно непредсказуемые! И когда ко мне подошли двое и вежливо поздоровались, я почуял неладное.

- А можно посмотреть, что у вас в чемодане? – вкрадчиво спросил таможенник. Я выбрал худшую тактику – быть честным.

- Нет, - говорю, - открывать мой чемодан опасно!

В глазах пограничника вспыхнул неподдельный интерес.

- А мы не будем открывать, мы пропустим через аппарат! – сказал он голосом доброго психиарта. На это я вынужден был согласиться.

Пока мой чемодан неоднократно просвечивали во всех позах, я спросил, почему мой багаж привлёк внимание таможни.

- Наша собака что-то почуяла и сделала знак! – таможенник был безупречно вежлив, но глаза его предательски блестели, разглядывая мой лицо. То ещё лицо! Распухший нос, мутный от температуры взгляд, испарина… Я бы на его месте тоже насторожился.

- А что у вас там внутри? – спросил второй таможенник, которому так и не удалось расшифровать данные рентгена внутренностей моей поклажи.

- Матрас, - просто ответил я.

- Матрас?! – в один голос воскликнули таможенники почти без эстонского акцента, - Какой матрас?!

- «Дормео», очень хороший матрас…

Договорить мне не дали.

- Нам необходимо открыть ваш чемодан! – засуетилась таможня, - Мы обязаны проверить сомнительный груз! Почему наркособака указала на вас?

- Так это наш общий вопрос, почему она указала на меня! – воскликнул я, жестом как бы приглашая к участию народ, собравшийся за моей спиной. Но народ безмолвствовал, как сказал классик.

И тут я подумал о прежних хозяевах моего чемодана. Может это были некие афро-финны с белоснежными улыбками, с большими пистолетами за пазухой. Они втирают в свои белоснежные улыбки первоклассный кокаин и отдают за него кейсы с деньгами или пулю в лоб – кому как повезёт.

А ещё я представил холёных финских котов, которые могли пометить мой чемодан «знаком качества», и этот знак не оставил равнодушной суровую таможенную собаку.

Тем временем таможня приступила к вскрытию моего чемодана.

Я быстренько пересчитал силу разворачивающегося матраса в тротиловом эквиваленте. Перед моим внутренним взором, словно в замедленной съёмке, пронеслась картина: расстёгивается молния и оттуда вырывается матрас, с его непокорённой тягой к свободе. Крышка чемодана отрывается и летит по терминалу, сшибая всё на своём пути. В воздухе медленно кружатся сбитые шапки, сумочки, вставные челюсти, лифчики с пуш-апом и йоркширские терьеры… Таможенники открывают огонь на поражение и мой ортопедический матрас падает, изрешечённый пулями и оглушённый воплями перепуганной толпы… Продавленный диван со злыми пружинами остаётся моей единственной альтернативой…

Но что я мог сделать? Ничего! Я лишь отступил на два шага и посоветовал представителям власти быть осторожными. Кажется, мой совет заставил их действовать с удвоенной энергией.

Они набросились на мой чемодан со страстью молодых игривых мопсов. Крышка отскочила, и из чрева чемодана явился матрас, во всём его величии. Он выскочил оттуда в полный рост, как чёрт из табакерки. Его тут же схватили, уложили на пол лицом вниз и с помощью маленьких ножниц стали вскрывать его чехол. Мерзкая, унизительная процедура!

Но это ничто в сравнении с тем разочарованием, которое пришлось пережить таможенникам, не обнаружившим в матрасе ничего, кроме матраса. Столько времени портачено зря! Столько сил! Звёзд на погонах не прибавилось, наркобаронов – не убавилось! А какие громкие заголовки не появятся на страницах местных газет!

И, напоследок, один из таможенников запустил руку в боковое отделение чемодана и с прочей мелочью выудил оттуда… вейп!

- Что это? – с выражением счастливого и изумлённого дебилизма спросил он у меня.

Многие ли из вас знают, что такое вейп? Я сам недавно узнал. Выглядит эта штука, прямо скажем, подозрительно. Чисто бомба с неизвестным механизмом на жидком топливе.

- Осторожно! – сказал я ему. Просто так сказал. Без задней мысли. Но получилось как-то тревожно. Внутри вейпа колыхалась неоново-жёлтая жидкость. Улыбка таможенника съехала, уступив место испугу. Он ме-е-е-е-едленно положил вейп на чемодан. Я ликовал. Вот она – сладкая месть за издевательство над моим матрасом!

- А вдруг рванёт? – тихо спросил кто-то в толпе, собравшейся за это время за моей спиной. Таможенник побледнел.

- Это вейп! – сказал второй таможенник, - Это как электронная сигарета!

На этом всё закончилось. Ко мне потерял интерес весь мир. Софиты погасли, оркестр умолк. Даже таможенная собака, сука, отвернулась. И стою я, как дурак, в порту, с пустым чемоданом, с вейпом в кулаке и матрасом под мышкой, никому внезапно не нужный. А так всё хорошо начиналось!..

Ну что, вызвал такси и поехал домой. Таксист тоже, правда, покосился на матрас. Но я не стал ему объяснять все тонкости. Ехал домой и улыбался. Температуры, кстати, больше не было".

С моих слов записано Светкой (почти) точно.


Вейп


Сашка, братишка! Я по тебе скучаю. Хотелось бы видеться чаще. Приезжай, наконец, в гости!
А я с сегодняшнего дня в отпуске, так что до связи!
Обнимаю тебя!
Светик
Tags: Истории из жизни, Рассказики
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Про Гошу. Новый опыт

    Как вы относитесь к своему голосу в записи? Я – негативно! Это у меня с детства. Петь мне всегда нравилось, а вот слушать собственное пение – нет. Я,…

  • Как хорошо уметь читать!

    Софии шесть лет. Знает все буквы, умеет соединять их в слоги. Сейчас мы с ней обе в отпуске, сидим дома. Близость декрета почему-то не сводит к нулю…

  • Фикус и Зеркало: возвращение

    В доме, где жил кот Шопен-Гауэр, Босая Собака и другие наши герои было Зеркало. Однажды Зеркало осознало тщетность бытия и удалилось в Нирвану. Уходя…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments